Пункт назначения: высота 8400. 42 года назад разбился «Пахтакор»

 

Взорвавшие чемпионат СССР

Осенью 1976 года «Пахтакор» возглавил главный тренер Александр Кочетков. Под руководством этого специалиста команда словно обрела крылья, и с первой же попытки успешно вышла в Высшую лигу чемпионата СССР. Надо заметить, что и в Первой лиге в те времена бились не на жизнь, а насмерть: в частности, узбекская команда буквально вырвала путевку в элиту в остром соперничестве с московским «Спартаком», минским «Динамо» и симферопольской «Таврией».

• команда была основана 8 апреля 1956 года в Ташкенте
• в Высшую лигу чемпионата СССР клуб впервые пробился в 1959 году
• в Советском Союзе «Пахтакор» болельщики именовали для краткости «Пахтой»
• в 1962 году узбекская команда заняла 6-ое место в чемпионате СССР
• в 1968 году «Пахтакор» впервые вышел в финал Кубка СССР

В зубодробительном чемпионате Советского Союза, где каждая команда имела свой собственный стиль, а в домашних матчах вообще ложилась на поле костьми, подопечные Кочеткова тоже не растерялись. Больше всего «Пахтакор» славился своими атакующими действиями. Узбекская команда действовала в три форварда (самая ударная связка Исаков – Федоров - Хадзипанагис), а в центре поля партнерами дирижировал полузащитник Михаил Ан.

Нападающий Владимир Федоров и плеймейкер Михаил Ан приглашались в различные сборные Советского Союза – в том числе и основную команду страны, даже будучи футболистами Первой лиги, настолько велик был талант этих незаурядных игроков. Оба они были воспитанниками «Пахтакора», и оба не желали никуда уезжать из Ташкента, несмотря на многочисленные предложения от более именитых клубов. Среди ташкентских болельщиков особый смысл приобрело выражение Федорова, как-то сказавшего: «Играть буду только за «Пахту»!

Владимир Федоров являлся одним из самых ярких форвардов Советского Союза второй половины семидесятых годов прошлого века, и его имя внесено в «Энциклопедию мирового футбола» (2002 год). За первую сборную СССР он провел около двух десятков матчей, выделяясь на поле незаурядным дриблингом и высокой скоростью.
Михаил Ан, как и положено распасовщику, больше действовал из глубины, раздавая передачи, хотя при случае мог точно пробить по воротам и сам. Этот игрок славился своими лидерскими качествами, будучи капитаном различных молодежных национальных команд, а также Олимпийской сборной Советского Союза.

В 1978 году «Пахтакор» завоевал титул «Гроза авторитетов», наглядно продемонстрировав, что наибольший уровень концентрации имеет в матчах с грандами совдеповского первенства. И Владимир Федоров, и Михаил Ан вошли в список «33 лучших», в котором можно было найти ярчайших звезд советского футбола по итогам минувшего сезона.

Чемпионат СССР – 1979 во многом был для «Пахтакора» определяющим. Теперь к ташкентским футболистам уж никто не относился как к мальчикам для битья.
В мае наставник «Пахтакора» Александр Кочетков слег в больницу с воспалением легких. Из-за тяжелого состояния здоровья, главному тренеру пришлось оставить свой пост. Кочеткова на тренерском мостике узбекского клуба заменил знаменитый киевлянин Олег Базилевич.
В августе «Пахтакору» предстоял выезд в Минск, на матч с тамошним «Динамо». Базилевич лишь по случайности не смог полететь с командой на эту встречу, поэтому его обязанности в столице БССР должен был исполнять Идгай Тазетдинов, заслуженный тренер Узбекистана и бывший футболист главного ташкентского клуба.


8/11

11 августа 1979 года «Пахтакор» вылетел из столицы Узбекистана рейсом Ташкент – Гурьев – Донецк – Минск. Всего в самолете находилось 83 человека, из которых 17 входили в делегацию футбольного клуба. Днем «Ту-134» пересекал Днепродзержинский район Днепропетровской области – то есть пассажирам оставалось совсем чуть-чуть до прибытия на пункт назначения. Но тут случилось страшное…

В 13 часов 35 минут и 38 секунд «Ту-134» на высоте 8400 метров, под углом в девяносто градусов столкнулся в небе с подобным себе летательным аппаратом, следовавшим рейсом Челябинск – Воронеж – Кишинев. Оба самолета после столкновения взорвались в воздухе. Погибли все пассажиры и члены экипажа обоих бортов.

Проведенное позже расследование огласило официальную версию катастрофы, которая звучала как «ошибка диспетчера». Так оно и было на самом деле. В тот день в Харьковском управлении полетами дежурили семь диспетчеров, но самый напряженный сектор, в котором и произошла трагедия, курировал молодой стажер. Он видел, что самолеты приближаются друг к другу, и, не зная, что делать, подозвал к себе своего куратора. Последний послал в эфир белорусскому рейсу команду набрать высоту до девяти тысяч метров. В ответ прозвучало: «Понял…», после чего последовали неразборчивые позывные. Куратор был уверен, что ответил минский рейс. Увы, на самом деле все оказалось иначе – реплика в радиоэфире принадлежала экипажу самолета «Ил - 62», следовавшему в Ташкент.

Через несколько секунд самолеты «Борт 65816, Ташкент – Гурьев – Донецк - Минск» и «Борт 65735 Челябинск – Воронеж - Кишинев» исчезли с экранов радара. Еще через минуту в радиоэфире раздались позывные пролетавшего на низкой высоте «Ан-2». Командир экипажа доложил, что в районе Куриловки наблюдает падение частей самолета, и что, по его мнению, это похоже на обломки «Ту-134».

В течение часа после столкновения «Дело о двух самолетах» взял под особый контроль Комитет Государственной Безопасности Советского Союза. КГБ категорически запретил распространять любую информацию о трагедии в небе над Днепродзержинском.
Столкновение самолетов вызвало в СССР настоящий шок, ибо катастрофы такого масштаба в истории «Аэрофлота» еще не было.


Послесловие

Гибель команды стала практически национальной трагедией для Узбекистана. Всем погибшим воздвигли мемориал на Боткинском кладбище близ Храма Александра Невского в Ташкенте.
Понятно, что «Пахтакор» некоторое время не мог выступать в чемпионате СССР – у команды попросту не было футболистов. Но в данном случае проявила себя взаимопомощь, которая всегда была в чести в Советском Союзе. В ташкентскую команду в качестве добровольцев приезжали такие футболисты, как Кухлевский и Глушаков (оба - ЦСКА), Петрушин и Якубик из московского «Динамо», тбилисцы Церетели и братья Мачаидзе, спартаковец Гесс, памировец Амриев, Василевский из минского «Динамо».

Могли ли они заменить тех, кто погиб в небе? При всем уважении к новоприбывшим – нет. Это была уже совсем другая команда, а не тот «золотой» «Пахтакор», наполовину состоящий из собственных воспитанников, которых все знали и успели полюбить.
В регламент чемпионата СССР был внесен специальный пункт, согласно которому узбекский клуб, независимо от показанных результатов, сохраняет место в Высшей лиге в течение пяти лет.

Но ташкентскую команду это не спасло. Она стала формироваться в основном из футболистов дубля и вчерашних юниоров, но нового всплеска самобытной игры в Союзе так и не увидели. В первом же после катастрофы сезоне «Пахтакор» занял последнее место в союзном первенстве.

В начале восьмидесятых годов среди болельщиков ходила шутка (которую в Ташкенте воспринимали как оскорбительную), гласящая «Пахтакор» - чемпион!». Она означала то, чему никогда не суждено сбыться. При встрече двух закадычных друзей, болеющих за разные команды, один обязательно говорил: «Мы вас сделаем в следующем матче!». Второй иронично отвечал: «Ага, ты еще скажи, что «Пахтакор» чемпионом станет». После чего следовал обоюдный смех.

Популярность данного глума была настолько огромной в СССР, что в 1982 году детский киножурнал «Ералаш» даже снял про это сюжет, названный «Футбольное обозрение».
Что же касается самой трагедии, то в самой большой стране в мире предпочитали никогда не говорить об этом вслух.

 

Фото: edition.cnn.com


Поделиться этой новостью в соц сетях

Коэффициенты на матчи

Топовые букмекерские конторы
5
Лига Ставок
Лига Ставок
10 000
5
Winline
Winline
1 000
5
Марафон Бэт
Марафон Бэт
5 000
5
Pari Match
Pari Match
5 000
5
1X Ставка
1X Ставка
15 000

Другие новости из категории Чтиво